Добавление новости

#######* ######### *##### ########* ######### *##### ###***### ******### **### ##* *## ##* *## ###* ##* *## *###* *## ### *## ##* *## *### ##* *## *#####* *## ###**## ##* *### *##* ##* *## ###*### *## ####*## ########* ###* ##* *## ##* *## *## ####*## ########* *##* ####### #####* *## ####### ###***### *##* ####### *#####* *## ##*#### ##* *## ### ####### ***### ##* *## ##*#### ##* *## *##* ####### ##* *## ##* *## ##**### ##* *## ### ###*### ###*### ###***### ##* ### ##* *## ##* ### ### *#####* *#######* ##* *## ##* *## ##* ##* *## *###* *#####*

Рекламный баннер 970x250px 970na250

ЖЕНЫ МИРОНОСИЦЫ – ЭЛИТНЫЕ ВОЙСКА ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ.

2020-05-02



Память жен мироносиц – особый день в церковном календаре. Это прославление любящих сердец православных христианок. Тех самых, которых не сломили ни сталинские, ни хрущевские, ни современные гонения на Церковь Христову.
Тех, кто шел за Спасителем в концлагеря, кто вынес на своих плечах Церковь шестидесятых, кто шел Крестным ходом десятки километров, несмотря ни на какие угрозы нынешних националистов. Жены мироносицы — это спецназ, это элита православного воинства. Их куда не забрось, в какие условия не поставь – они везде будут служить Богу, отдавая Ему последние силы. При этом, как и полагается спецназу, их особо не видно, о них мало кто знает, однако на них все держится. Свечной ларек, порядок и чистота в храме, церковная трапезная, воскресная школа, клиросное пение и многое другое. Сколько же их встречалось на моем священническом пути!
Помню Любовь Ивановну, бабушку, которая пошила мой первый подрясник. Я тогда заканчивал университет. 1994 год, денег почти не было. На руках маленький ребенок, матушка тоже студентка. Но для того, чтобы рукополагаться, нужно было сшить подрясник. В небольшом отделе универмага я нашел черную ткань по копеечной цене. Обрадовался, что так дешево, побежал покупать. Продавщице еще сказал, что себе беру. Радостный такой был, возбуждённый, когда покупал. Помню, как женщина с опаской посмотрела на меня. Позже узнал, что это была ткань для отделки гроба которую я купил в отделе для ритуальных услуг. А мне тогда без разницы было, ткань черная, дешевая – то что надо.
Любовь Ивановна пошила мне подрясник бесплатно. Сколько она с ним намучилась, ткань рассыпалась. Сорок дней на мне подрясник продержался, пока не разлезся совсем. Любовь Ивановна потом еще шила мне рясы и подрясники. Денег не брала, все во славу Божию. Помогала она при храме еще с послевоенных лет. Все несла на своих плечах: стирку, уборку церкви, всех батюшек обшивала. Муж ее за это бил и ругал на чем свет стоит. А она все терпела Христа ради, и мужа пьяницу, и нищету. Потом муж умер, и Любовь Ивановна переживала, что на старости лет одна остается. Ее единственная дочь жила в России. Но так как Бога она никогда не оставляла, то и Бог ее не оставил. Поехала она в гости к дочери и там тихо во сне умерла, хотя ничего о ее скорой кончине не предвещало.
В каждом приходе есть такие жены мироносицы, для которых смыслом бытия является храм и богослужение, без которых они не представляют своей жизни. Я начал свое воцерковление в качестве пономаря в сельском приходе в ста километрах от Запорожья. Там трудилась бабушка Валентина, которая в свои семьдесят лет приехала сюда из Запорожья, на съемное жилье, чтобы помогать священнику восстанавливать храм. До самой смерти все свои силы души и тела она отдавала храму. Народ сельский тогда был малоцерковный, многого не понимал, часто на приходе возникали споры и ссоры. Раба Божья Валентина была миротворцем, помогала батюшке урегулировать сложные ситуации. И делала это как бы невзначай: кротко и спокойно все разъяснит, посоветует и, самое главное, никогда ни про кого дурного слова не скажет. Когда в восемьдесят лет она заболела раком, то лечиться не стала, положилась во всем на волю Божию и терпела скорби до конца, с благодарением.
Любящее сердце живет не умом, а чувством. Для него Бог – не объект, в существование которого нужно верить. Он Живой, Личный, Любимый. И ради любви к Нему можно ничего не жалеть: ни времени, ни средств, ни здоровья, ни самой жизни. При этом, если человек по-настоящему любит, то он любит не только Бога, но и все то, что с Ним так или иначе связано. А с Ним связано все, что человека окружает. Ангелина Михайловна – врач рентгенолог из Симеиза и в свои семьдесят четыре года еще работала. Кандидат наук, ученый с многолетним стажем работы, большую часть своей пенсии тратила на то, чтобы построить в родном поселке храм. Принимала в своей небольшой квартире бесплатно всех знакомых (и их знакомых), кто приезжал в Крым отдохнуть. Если человек оставлял какую – то денежку, то она опять-таки вкладывала ее в стойку храма. Каждый день после работы она ездила в Ялту ухаживать за одинокой, умирающей от рака, коллегой. Хотя Ангелине Михайловне в ее возрасте это уже было нелегко. Так продолжалось в течении трех лет. Кроме этого, она опекала осиротевшего подростка. Я не знаю, жива ли сейчас Ангелина Михайловна, так как потерял с ней связь, но знаю, что храм в Симеизе построен. Его золотые купола блестят под солнцем благодаря таким, как она, инициативным бабушкам.
Такие люди не есть исключение, это скорее норма жизни большинства воцерковленных женщин. Недавно я привозил причастие на дом одной из сестер-хозяек кафедрального собора, в котором я служу. Ее зовут Надежда. В храм она уже не ходит более двух лет, потому что прогрессирующая болезнь не дает такой возможности. Надежде уже далеко за восемьдесят. Она сама нуждается в уходе и в помощи. Но при всей сложности своего положения она взяла шефство над бомжом, который живет на лестничной площадке ее дома. Каждый день она его обеспечивает питанием, водой и, по возможности, медикаментами. Просто иначе этот человек жить не может. Любить ближнего деятельной любовью стало естественным свойством ее характера, это сущность ее души.
Продолжать разговор о наших женах мироносицах можно было бы долго. Это соль наших приходов. Они свет этому миру. Но, пожалуй, больше, чем кому бы то ни было, возможность нести крест мироносиц дана нашим матушкам, женам священников. На самом деле, очень большая духовная работа ложится на их плечи. Сюда можно отнести и неформальные беседы с прихожанами, и утешение страждущих, и духовное разрешение тех или иных обстоятельств на приходе. Матушка – это «alter ego» священника, его вторая половинка, у них общий жизненный крест и единое служение Богу. Пока на наших приходах есть такие жены, нам ничего не страшно. Нет в мире такой силы, которая могла бы испугать наших мироносиц и заставить отвернуться от Христа. Потому что в их сердцах живет сила Любви, которую невозможно победить.

Протоиерей Игорь Рябко


Память жен мироносиц – особый день в церковном календаре. Это прославление любящих сердец православных христианок. Тех самых, которых не сломили ни сталинские, ни хрущевские, ни современные гонения на Церковь Христову.
Тех, кто шел за Спасителем в концлагеря, кто вынес на своих плечах Церковь шестидесятых, кто шел Крестным ходом десятки километров, несмотря ни на какие угрозы нынешних националистов. Жены мироносицы — это спецназ, это элита православного воинства. Их куда не забрось, в какие условия не поставь – они везде будут служить Богу, отдавая Ему последние силы. При этом, как и полагается спецназу, их особо не видно, о них мало кто знает, однако на них все держится. Свечной ларек, порядок и чистота в храме, церковная трапезная, воскресная школа, клиросное пение и многое другое. Сколько же их встречалось на моем священническом пути!
Помню Любовь Ивановну, бабушку, которая пошила мой первый подрясник. Я тогда заканчивал университет. 1994 год, денег почти не было. На руках маленький ребенок, матушка тоже студентка. Но для того, чтобы рукополагаться, нужно было сшить подрясник. В небольшом отделе универмага я нашел черную ткань по копеечной цене. Обрадовался, что так дешево, побежал покупать. Продавщице еще сказал, что себе беру. Радостный такой был, возбуждённый, когда покупал. Помню, как женщина с опаской посмотрела на меня. Позже узнал, что это была ткань для отделки гроба которую я купил в отделе для ритуальных услуг. А мне тогда без разницы было, ткань черная, дешевая – то что надо.
Любовь Ивановна пошила мне подрясник бесплатно. Сколько она с ним намучилась, ткань рассыпалась. Сорок дней на мне подрясник продержался, пока не разлезся совсем. Любовь Ивановна потом еще шила мне рясы и подрясники. Денег не брала, все во славу Божию. Помогала она при храме еще с послевоенных лет. Все несла на своих плечах: стирку, уборку церкви, всех батюшек обшивала. Муж ее за это бил и ругал на чем свет стоит. А она все терпела Христа ради, и мужа пьяницу, и нищету. Потом муж умер, и Любовь Ивановна переживала, что на старости лет одна остается. Ее единственная дочь жила в России. Но так как Бога она никогда не оставляла, то и Бог ее не оставил. Поехала она в гости к дочери и там тихо во сне умерла, хотя ничего о ее скорой кончине не предвещало.
В каждом приходе есть такие жены мироносицы, для которых смыслом бытия является храм и богослужение, без которых они не представляют своей жизни. Я начал свое воцерковление в качестве пономаря в сельском приходе в ста километрах от Запорожья. Там трудилась бабушка Валентина, которая в свои семьдесят лет приехала сюда из Запорожья, на съемное жилье, чтобы помогать священнику восстанавливать храм. До самой смерти все свои силы души и тела она отдавала храму. Народ сельский тогда был малоцерковный, многого не понимал, часто на приходе возникали споры и ссоры. Раба Божья Валентина была миротворцем, помогала батюшке урегулировать сложные ситуации. И делала это как бы невзначай: кротко и спокойно все разъяснит, посоветует и, самое главное, никогда ни про кого дурного слова не скажет. Когда в восемьдесят лет она заболела раком, то лечиться не стала, положилась во всем на волю Божию и терпела скорби до конца, с благодарением.
Любящее сердце живет не умом, а чувством. Для него Бог – не объект, в существование которого нужно верить. Он Живой, Личный, Любимый. И ради любви к Нему можно ничего не жалеть: ни времени, ни средств, ни здоровья, ни самой жизни. При этом, если человек по-настоящему любит, то он любит не только Бога, но и все то, что с Ним так или иначе связано. А с Ним связано все, что человека окружает. Ангелина Михайловна – врач рентгенолог из Симеиза и в свои семьдесят четыре года еще работала. Кандидат наук, ученый с многолетним стажем работы, большую часть своей пенсии тратила на то, чтобы построить в родном поселке храм. Принимала в своей небольшой квартире бесплатно всех знакомых (и их знакомых), кто приезжал в Крым отдохнуть. Если человек оставлял какую – то денежку, то она опять-таки вкладывала ее в стойку храма. Каждый день после работы она ездила в Ялту ухаживать за одинокой, умирающей от рака, коллегой. Хотя Ангелине Михайловне в ее возрасте это уже было нелегко. Так продолжалось в течении трех лет. Кроме этого, она опекала осиротевшего подростка. Я не знаю, жива ли сейчас Ангелина Михайловна, так как потерял с ней связь, но знаю, что храм в Симеизе построен. Его золотые купола блестят под солнцем благодаря таким, как она, инициативным бабушкам.
Такие люди не есть исключение, это скорее норма жизни большинства воцерковленных женщин. Недавно я привозил причастие на дом одной из сестер-хозяек кафедрального собора, в котором я служу. Ее зовут Надежда. В храм она уже не ходит более двух лет, потому что прогрессирующая болезнь не дает такой возможности. Надежде уже далеко за восемьдесят. Она сама нуждается в уходе и в помощи. Но при всей сложности своего положения она взяла шефство над бомжом, который живет на лестничной площадке ее дома. Каждый день она его обеспечивает питанием, водой и, по возможности, медикаментами. Просто иначе этот человек жить не может. Любить ближнего деятельной любовью стало естественным свойством ее характера, это сущность ее души.
Продолжать разговор о наших женах мироносицах можно было бы долго. Это соль наших приходов. Они свет этому миру. Но, пожалуй, больше, чем кому бы то ни было, возможность нести крест мироносиц дана нашим матушкам, женам священников. На самом деле, очень большая духовная работа ложится на их плечи. Сюда можно отнести и неформальные беседы с прихожанами, и утешение страждущих, и духовное разрешение тех или иных обстоятельств на приходе. Матушка – это «alter ego» священника, его вторая половинка, у них общий жизненный крест и единое служение Богу. Пока на наших приходах есть такие жены, нам ничего не страшно. Нет в мире такой силы, которая могла бы испугать наших мироносиц и заставить отвернуться от Христа. Потому что в их сердцах живет сила Любви, которую невозможно победить.

Протоиерей Игорь Рябко
1036

Оставить сообщение:

*##* ##* *## *###* ### ### *####* ###* *### ####### ##* *## ####### ### ##* *#####* *### ###* ##* *## #######* ##* *## ####### ### ##* *######* ###*### ##* *## ##***** ##**### ****##* ### *##* *####*##* *#####* ##* *## ##* ##**##* ###* ###**##* ####**##* ##### ##* *## ###### #####* *##* *###### *########* ##### ##* *## ###### #####* ### *####* *########* *#####* ##* *## ##**** ##*### *##* *##* *##* ###*### ##* *## ##* ##**##* *### *## ##* *### ###* ##* *## ##* ##* ### *##**** *## ##* ###* *### ###*### ##* ##* *## ####### *## ##* ### ### *#####* ##* ##* *## ####### *## ##* ##* *## *###*
АРХИВ ВЫПУСКОВ
Рекламный баннер 300x250px 300na250
МЫ В СОЦСЕТЯХ
ПОЛЕЗНЫЕ РЕСУРСЫ
Рекламный баннер 300x600px 300na600